В КИЕВЕ ЗАСТРЕЛИЛИ ЖУРНАЛИСТА АРКАДИЯ БАБЧЕНКО Известный российский журналист и писатель Аркадий [29 May 18]

В КИЕВЕ ЗАСТРЕЛИЛИ ЖУРНАЛИСТА АРКАДИЯ БАБЧЕНКО Известный российский журналист и писатель Аркадий Бабченко убит в своем доме в Киеве, сообщила журналистка «Громадского» Ирина Ромалийская. Киллер стрелял ему в спину. Информацию подтвердил советник главы МВД Украины, депутат Антон Геращенко. Глава пресс-службы управления Национальной полиции в Киеве Оксана Блищик сообщила, не называя имени, о гибели в результате стрельбы ведущего одного из телеканалов 1977 года рождения. В полицию, добавила Блищик, позвонила женщина, которая обнаружила мужчину в крови, он погиб от ранений в машине скорой помощи. Стрельба произошла на Никольско-Слободской улице. Как рассказал «Украинской правде» представитель полиции Ярослав Тракало, убийство произошло в Днепровском районе Киева. «Жена была в ванной комнате. Она услышала хлопки, вышла и увидела мужа в крови. Вызвала скорую, его забрали, он умер в карете скорой. На месте работает следственно-оперативная группа, руководство выясняет обстоятельства», — сообщил он. Ранее журналист Айдер Муждабаев сообщил, что Бабченко увезли в больницу в Киеве. «В Аркадия Бабченко стреляли, в доме, в спину. Увезли в больницу. Ищу в какую, еду туда», — написал Муждабаев у себя в фейсбуке. Участвовавший в обеих чеченских кампаниях Аркадий Бабченко впоследствии получил известность как военный журналист и писатель. Несколько лет сотрудничал с «Новой газетой» как военный корреспондент, автор и издатель журнала Art of War. В 2017 году эмигрировал на Украину. Основал проект «Журналистика без посредников», поддерживал гуманитарные волонтерские проекты на Украине. https://www.novayagazeta.ru/news/2018/05/29/142069-v-kieve-strelyali-v-zhurnalista-arkadiya-babchenko https://twitter.com/StarshinaZapasa/status/1001026237001814016 https://vk.com/id227724828 Год назад Аркадию Бабченко его читатели на портале The Question задали вопрос "Страшно умереть сейчас?" Умирать всегда страшно. И двадцать лет назад, и сейчас, и, подозреваю, даже через сто. Только страшно по-разному. В восемнадцать лет было страшно, потому, что только-только вылез из-под мамкиной юбки. Ты еще не видел мир. Ты еще не жил. Совсем. У тебя еще ничего не было. У тебя даже любви еще не было. Восемнадцать лет - это практически еще ребенок. Мир открыт перед тобой, такой манящий, он зовет тебя всеми своими красками, а тебе надо умирать. Так и не увидев его. Так и не пожив в нем. Так и не оставив после себя ничего. Не оставив детей. Не продолжившись в них. Ниточка жизни, тянувшаяся миллионы лет от твоих предков, будет разорвана. И от этого такая тоска, такая чернуха... Как там, в "Тонкой красной линии" - мне всего девятнадцать, а мне уже так плохо. Первая чеченская для меня - это абсолютная безнадега, абсолютная тоска, абсолютная чернуха. Она даже память извратила - я был на этой войне летом, когда в Чечне буйство красок, но помню её только черно-белой. Как на кадрах хроники. Цвета в памяти не остались. Вообще. Только черное ожидание смерти. Сейчас страх уже другой. Не такой острый. Как-то устаканился, что ли... Сейчас, по крайней мере, я уже продлил свой род. Эта ниточка жизни не будет разорвана. Ведь что такое бессмертие, как не наши дети, верно? Мы продолжаемся в них. Так что, по крайней мере, за это я спокоен. Но страшно, что не увидишь, как растет твой ребенок. Никогда больше не сможешь обнять. И дочка никогда не сможет обнять тебя. Вот это уже жалко. Но тут уж ничего не поделаешь. Издержки профессии. Надо это осознавать. Надо понимать, что работа у тебя такая - если потребуется, умереть вместе с этими людьми. Умирать, конечно же, страшно. Всегда. Если кто-то говорит обратное - не верьте. И, как по мне, чем дальше, тем страшнее. Потому что постоянно везти не может. Лимит везения ограничен. Ну, раз повезло. Ну, два. Ну, пять. Но когда-то же должно все-таки прилететь... Я видел и как ставят к стенке, и к стенке ставили и меня самого. Никакая жизнь перед глазами, конечно же, не пробегает. Все это чушь собачья. Лично я вообще думал только об одном - сможет ли он убить меня с первого выстрела, или не сможет. И, потому, как он торопливо дергал затвор, понял - что не сможет. Собственно, в такие моменты боишься уже не самой смерти - ну, что, смерть, выключили свет, и все, если в голову, ты даже и не поймешь, что умер. По-настоящему боишься боли. Все мы видели, что артиллерийский снаряд может сделать с человеческим телом. Боишься, что будешь валяться в собственной юшке с вырванной челюстью и хрипеть еще несколько часов, собирая кишки. И чувствовать, как внутрь тебя затекает холодный воздух. Вот так умирать - и вправду страшно. А еще жалко, что не увидишь будущего. Потому что, как по мне, мы сейчас живем в очень интересное время. Время новых прорывов, новых открытий. Я бы вот очень хотел бы прокоптить небо ещё лет сто шестьдесят и умереть, наверное, где-нибудь в Долине Маринера на Марсе. Собственно, наша с вами задача - дотянуть до того момента, когда кардинальное продление жизни будет стоить сто долларов. Но когда ты находишься на войне достаточно долго, это все - не то, что исчезает, а отходит на второй план. Месяц-два, и тот мир, где у тебя есть дети, дом, будущее - становится расплывчатым. А реальным остается только то, что есть здесь и сейчас. Когда погиб Игорь, мой друг и земляк, я хотел убить всех, без разбора, руками - женщин, детей, стариков... А потом умереть самому. Я тогда сошел с ума. В прямом смысле. Мне кажется, я уже начал видеть себя со стороны. Хорошим солдатом становишься не тогда, когда начинаешь метко стрелять или далеко бросать гранаты. Хорошим солдатом становишься тогда, когда к жизни и смерти начинаешь относиться одинаково - одинаково безразлично. Тебе уже безразлично - выживешь ты, или умрешь. Тогда люди начинают делать вещи на которые человек, казалось бы, не способен. То, что потом назовут "подвиг". Своя-то жизнь не стоит ни копейки, не то, что чужая. Возвращаться потом очень тяжело. Годами. Десятилетиями. Некоторым, чтобы вернуться, так и не хватает всей жизни. В восемнадцать лет, наверное, все же проще. Тот, кто сделал призывной возраст в восемнадцать лет - был очень умный. В таком возрасте человеком намного проще манипулировать. Еще романтика и грезы о подвигах. Еще нет ответсвенности. Нет семьи. Почти нечего терять. Проще загадить голову высокими лозунгами о долге, Родине, патриотизме, доблести. К сорока годам все это уже не работает. К сорока годам вообще становишься осторожней. Я вот, например, уже третий год не могу заставить себя вновь поехать на войну. В свое время я был хорошим солдатом. Я дошел до этой стадии. А сейчас я плохой солдат. Я жить хочу больше, чем умереть. https://thequestion.ru/questions/251234/strashno-umeret-seichas https://vk.com/id227724828 Мы выражаем соболезнования родным и близким Аркадия Бабченко. Журналист был убит в Киеве тремя выстрелами в спину. Это одно из последних выступлений Аркадия. Послушайте, о чем он говорил в Нью-Йорке на международной конференции PutinCon Убит журналист Аркадий Бабченко | СПЕЦЭФИР Убит Аркадий Бабченко / Информационный канал Эха Москвы // 29.05.18 БАБЧЕНКО УБИТ! Последнее выступление на Форуме Свободной России Live: Телеканал Дождь Отступление АРКАДИЯ БАБЧЕНКО БОЛЬШЕ HET Убит Аркадий Бабченко Их oтcтрeливают ... Матвей Ганапольский об yбийcтве Аркадия Бабченко ... 30.05.2018 "Пока Путин у власти, будет война всегда" - Аркадий Бабченко || Кусочек правды E05 https://www.novayagazeta.ru/news/2018/05/29/142069-v-kieve-strelyali-v-zhurnalista-arkadiya-babchenko


15829 просмотров 0 ссылок  94 комментариев
Читать во вконтакте


 

Группы ВК