Ба, я гей! Откровения ЛГБТ-подростков об истинной жизни в КазахстанеПодростки с нетрадиционной [03 Mar 17]

Ба, я гей! Откровения ЛГБТ-подростков об истинной жизни в Казахстане

Подростки с нетрадиционной сексуальной ориентацией рассказали, что бывает с теми из них, кто имел неосторожность открыться: в семье, во дворе, в школе.

Она согласилась на встречу – девушка невысокого роста, изящная, миловидная. Познакомились. Она представилась Настасьей. Ей 19 лет, она учится в колледже на педагога, и она бисексуальна. Или скорее пансексуальна, то есть ей нравятся и мальчики, и девочки; она испытывает романтическое и сексуальное влечение к людям вне зависимости от их пола…
Хотела бы я, чтобы моих детей учила такая учительница? Пожалуй, да. Я была бы не против, если бы с ними занималась Настасья. Она начитана, эрудированна, иронична, очень современна и тактична.

"Мне всегда было интересно ходить в туалет с девочками, как бы глупо это ни звучало, – призналась Настасья. – И в возрасте 14 лет я поняла, что моя дружба с одной девочкой очень крепко завязалась, и я подумала: "А что, если это больше, чем просто дружба?"
Настасья почти час рассказывала обо всём, что с ней произошло за недолгую жизнь… ЛГБТ-подростки в Казахстане существуют. Они ходят с нами по одним улицам, сидят за одной партой, едут в одном автобусе. Но мы их не замечаем. Они вынуждены вести двойную жизнь: одну для общества – чтобы оно тебя принимало, а другую, собственную, – тайно. "Открытая Азия" выслушала истории таких подростков и узнала, что бывает с теми из них, кто имел неосторожность открыться.

"По наивности я поделилась своими переживаниями – тем, что мне нравится девочка, с матерью. На что получила серьёзную негативную реакцию. Она мне запретила выходить в интернет, вообще упоминать её имя, выбросила все её фотографии из моей комнаты, всё, что могло напоминать мне о ней. И постоянно говорила мне: "Это неправильно, Настя. Господи, я хочу внуков!" Я по своей природе человек очень открытый. Естественно, я рассказала об всём своим друзьям. И, как это бывает в школе, об этом узнали все – от первого до одиннадцатого класса".

Далее Настасья вспоминает, во что превратилась её жизнь после этого.

"Было пассивно-агрессивное отношение. В столовой какой-нибудь одноклассник мог шлёпнуть меня по заднице и сказать: "Парни лучше, ты знаешь об этом?"

Настя – человек ранимый. И это её очень оскорбляло. Хуже было только дома.

"А потом отчим узнал. Он запрещал мне появляться дома. Я полгода жила где-то у друзей… – когда Настасья рассказывает, хочется всё время переспросить, сколько же лет ей тогда было. Ей было всего 16. – Мама очень пугалась, но она не знала, что делать. Вы можете себе представить, что это значит, когда у тебя семья, которая 10-15 лет строилась, а потом просто взять и отказаться от неё? Пока я жила у друзей, она принимала решение. Маме пришлось выбирать между двух дочерей. И это спровоцировало наш с ней переезд от отчима и сестрёнки. Как она это пережила, я не знаю. Мама поддерживает отношения с моей сестрой, они видятся. Но фактически ей пришлось выбирать. И мне очень приятно, что она сделала выбор в мою пользу. Если бы она оставила меня, было бы совсем страшно".
Сейчас Настасья учится в колледже на педагога. И такое же отношение к ней там – двусмысленные комментарии, сальные шуточки, оскорбления, унижение.

"Один учитель увидел, как я обнималась со своей подругой, и очень строгим голосом сказал: "Анастасия, а у вас с ориентацией всё в порядке?" И потом часто шутил на эту тему: "А вы ориентацию не потеряли, Анастасия?" И вот Анастасия смотрит на него и не знает, как реагировать, – вроде взрослый человек, вроде шутит. Но разве это смешно?"

Подрабатывает она нянечкой в одной семье. С работодательницей ей повезло – та оказалась адекватным человеком и не лезет в чужую жизнь. Но вообще быть учителем Настасья не хочет. Не в этой стране, говорит. По её словам, в казахстанской образовательной системе, да и в обществе, в принципе, человека не воспринимают как личность.

"В нашем обществе проще маскироваться под гетеросексуалов. Но разве должно быть так? Почему люди должны скрывать свою идентичность? Если я приду на работу и скажу: "Здравствуйте! Я из пластилина лепить люблю!" Мне скажут: "Это здорово". А если: "Здравствуйте, я с девушкой… общаюсь", – что я услышу в ответ? – "Это же отвратительно!" Хотя это такая же особенность моего мозга и моего взгляда на жизнь. Если углубиться в нейробиологию, то можно понять, что всё строится на мозге. И в этом нет ничего неправильного – это просто ещё одна вариация человека".
После всего этого, по словам девушки, она стала изучать теорию и поняла, от чего зависит ориентация, какие особенности мозга, социальные обстоятельства влияют на то, кто тебе нравится – мужчины или женщины. И сейчас она готова поддержать любого, оказавшегося в схожей ситуации. Но это сейчас. А будучи подростком, который и так страдает от собственной "нетрадиционности", не может понять, что с ним происходит, да ещё и чувствует, как его отвергает весь мир, она всерьёз думала о самоубийстве. Но раздумала: поняла, говорит, что геи и лесбиянки – это что-то вроде людей для битья.

В России гомофобия, как упоминала Настасья, действительно очень выражена. О её масштабах можно судить по фильму, снятому активистами, – "Дети 404".

Источник: https://informburo.kz/stati/ba-ya-gey-otkroveniya-lgbt-podrostkov-ob-istinnoy-zhizni-v-kazahstane.html


347 просмотров 9 ссылок  195 комментариев
Читать во вконтакте


 

Группы ВК