⛔ триггеры [15 Oct 18]

🔞⚠⛔ триггеры: полный пиздец про транс*месячные, использованные тампоны и фетишистов, называющих себя женщинами. ⛔⚠🔞 транс*женщины: нам нужен доступ в туалет, соответствующий нашему гендеру, только для того, чтобы иметь возможность справить нужду! вы просто мерзкие трансфобки, потому что не хотите пускать нас в женские туалеты!!! также транс*женщины: - эта неделя была чудесной, я нашёл прокладку и тампон. какие чудесные удачливые деньки. сначала я нашёл использованный тампон и носил его пару дней, не заметил особой разницы между новым и использованным. а вчера я нашёл использованную прокладку в общем туалете в "вендис". когда я её раскрыл, она была такой большой, целиком заполненной и влажной. я положил её себе в трусы и такой ваааауу, такой восторг, вся эта влага, и размер, и я чувствовал что она полная и влажная, мне так понравилось, не могу дождаться того чтоб найти себе ещё. у кого-нибудь был похожий опыт?" - ты не один, я тоже люблю ощущение использованной прокладки в моих трусиках и тампона внутри меня. мне просто нравится ощущение чудесного мокрого тампона мммм. очень нравится... возможно, я даже использую больше тампонов, чем настоящая девушка, лол! иногда я беру ежедневку, или под стринги... кладу спереди моих трусиков, чтобы член был зажат между прокладкой и моим животом... можно словить стояк только так. ну и тампоны и ночные прокладки...круто! - девочка с заправочной станции. как-то раз я носил прокладку фирмы "тена" на работе и немного протёк за это время, так что к концу рабочего дня, прокладка была довольно мокрой, и я подумал, что было бы хорошо сменить её по дороге домой - лучше, чем промочить сиденье в машине. остановившись на заправке, я приметил за кассой милую девчушку двадцати с чем-то лет, в основном, из-за её ярко-расных волос (помните Дженнифер Гарнер из шоу "Шпионка"?) как бы то ни было, я отправился менять прокладку и, как всегда, проверил мусорное ведро. его, очевидно, недавно выносили, потому что оно было почти пустым. но в нём все же были две одинаковых упаковки от "тампаксов" с аппликаторами. я порылся чуточку глубже, и внизу, в складках нового мусорного мешка, нашёл два отдельно завёрнутых в упаковку тампона с аппликаторами. они оба были полными примерно на половину, как если бы их сменили через пару часов или около того. я поместил их в мою прокладу и заправил себя таким образом, чтобы конец моего члена находился прямо на двух окровавленных "тампаксах". после этого я помыл руки и пошёл в мини-маркет при заправке, где купил несколько товаров. я убедился, что смотрю ей (рыжей девушке-кассирше. — прим. пер.) прямо в глаза (я просто ЗНАЛ, что тампоны были её), когда позволил своей струе течь и впитывать кровь из её подаров в мою прокладку, окутывая мои яйца и промежность теплом. (по всей видимости, речь идёт о мочеиспускании. — прим.пер.) я притворился, что забыл пин-код от своей карты, чтобы поболтать с ней подольше, в то время ка я наслаждался своим тайным соприкосновением с её интимными отходами. к тому моменту, как я добрался до дома, моя прокладка была от края до края наполнена жидкостью цвета великолепного розового шампанского. я так возбудился, когда думал о ней, и мастурбировал, будучи измазанным в её месячных. единственное, о чём я мечтаю, это чтобы я тогда не забыл спросить её имя. я должен найти её, когда остановлюсь здесь в следующий раз. - я ношу прокладки U by Kotex Security Maxi Overnight (ночные прокладки большого объёма. — прим. пер.) в моих розовых трусиках. - я ношу тонкие "ежедневки" каждый день..... сохраняют мои трусики свежими и чистыми от нежелательных следов мочи и других пятен, с которыми я иногда сталкиваюсь. - сегодня на работе я ношу белые хлопковые высокие трусики от Hanes и Always Оvernight. - я постоянно ношу "ежедневки" (по той же причине, что и Dondi9) и каждый месяц в течение семи дней — проладки на месячные и тампоны. - привет я Шерон, и я только что присоединился к группе и должен сказать, что это так чудесно быть в обществе всех вас великолепных девчонок. сейчас я на середине моих месячных, и они были особенно тяжёлыми в этом месяце. так что я ношу тампон и супервпитывающую удлинённую прокладку с гигиеническим поясом, удерживающим всё это на месте. в норме когда мои месячные кончаются я не могу дождаться чтобы вместо тампонов принять множество членов в мою девчачью киску. лаффки-чмаффки всем девчулям, Шерон. хххххххх - в общем, я нацепил мои самые тесные трусы и самые тесные джинсы, положил две большие проладки, заправил в это всё пипирку и пошёл погулять на сорок минут. хоспаде, это было приятно. ощущение толстой проладки между моими ногами, давление спереди и сзади моих джинсов. ощущение того, как прокладки слегка елозят во время ходьбы, как они касаются моего зада, как немного сминаются, хотел бы я быть онлайн и поделиться с кем-нибудь этим опытом... источник: [club66238250|причины моей "трансфобии"]. #кейлирейарт_статьи #кейлирейарт_гендер #кейлирейарт_феминизм #кейлирейарт_лгбт*


401 просмотров 8 ссылок  108 комментариев
Читать во вконтакте

[club98440862|red peach | [05 Oct 18]

[club98440862|red peach | redkatherinee]. #кейлирейарт_картинки #кейлирейарт_лгбт* #кейлирейарт_гендер


638 просмотров 23 ссылок  76 комментариев
Читать во вконтакте

в 2010 году было убито 1864 женщины, 91% из них были убиты мужчинами. напротив, из 3872 мужчин, [26 Aug 18]

в 2010 году было убито 1864 женщины, 91% из них были убиты мужчинами. напротив, из 3872 мужчин, убитых, только 9% были убиты женщинами. из всех женщин, более трети были убиты мужем или парнем. женщины имеют законные основания опасаться мужчин, даже тех, кого они знают. из 327 белых людей, убитых в 2010 году, только 13% были убиты черными людьми. 3% были убиты другими или неизвестными расами. белые люди не имеют статистически законных оснований опасаться других рас. страх женщин перед мужчинами основан на реальности, а не на фанатизме. страх белых людей перед другими расами основан на фанатизме, а не на реальности. это настолько мощно. экзистенциальные страхи белых людей находятся в обратной связи с их расизмом. напротив, страх женщин реальный, но мужское насилие отрицается мужской привилегией. примечание: статистика фбр. #кейлирейарт_статьи #кейлирейарт_феминизм #кейлирейарт_расизм #кейлирейарт_насилие #кейлирейарт_дискриминация


405 просмотров 26 ссылок  13 комментариев
Читать во вконтакте

эксперимент [14 Aug 18]

эксперимент: понимает ли намеки служба спасения? если вы не можете прямо сообщить полиции, что вас избивают. корреспондент The Village инсценирует тревожный звонок в службу спасения от девушки, которая не может напрямую сообщить о том, что агрессор находится с ней в одной комнате. девушка звонит в «112» так, будто заказывает пиццу, и надеется, что диспетчер поймет ее намеки. Каждый час в России, дома, избивают одну женщину — 9 тысяч человек в год. Сегодня я «побью» Люсю. Сценарий примитивный: поздно вечером мужчина приходит домой, он хочет посмотреть футбольный матч. Его партнерша Люся не хочет, но мужчина уже пьян и не отпускает ее: несколько раз бьет по лицу, заставляет сидеть рядом в одной комнате. Теперь за это ему даже не грозит уголовка — с прошлого года по «закону о декриминализации побоев» можно избить близкую женщину впервые и отделаться только штрафом. Люся не может выйти из дома, не может закричать. Когда насильник отвлекается от избиения на сам футбол, Люся предлагает заказать пиццу — «в знак примирения». Представим, что в нужный момент мужчина даже дает девушке свой телефон, она набирает заветные «112» — номер, на который можно позвонить даже без сим-карты. Этим же воспользовалась Лилия Мусина в Подмосковье — муж держал ее с детьми в заложниках шесть лет. Первое ожидание длится три минуты, автоответчик повторяет одну и ту же фразу, мол, «дождитесь ответа оператора». Люся шепчет мне, что не знает, есть ли у диспетчеров норматив по скорости, но злодей уже успел бы ее покалечить. — 112, Москва, оператор 570. Здравствуйте. — Здравствуйте, я хотела бы заказать пиццу. — Пиццу заказать? Вы позвонили в 112, Москва… — Да, я понимаю. Я хотела бы заказать две пиццы «Пепперони». — Что у вас? — Две пиццы «Пепперони» я хотела бы заказать… две… — Вы куда звоните, скажите, пожалуйста? — Я правильно звоню. Мне и моему парню нужно заказать две пиццы «Пепперони». На двоих. — Вы набираете 112 города Москвы, мы вызываем на место экстренные службы. Вам требуется сейчас вызов полиции, скорой… — Да. — ...пожарной, газовой службы… — Да, да, да. — Какая служба вам требуется? — И литровую колу, если можно. — Что, еще раз? — И литровую колу, оплата наличными. — Девушка, вы меня слышите? — Да, я вас слышу. — Вы позвонили в 112 города Москвы, мы не привозим пиццу, мы вызываем на место экстренные службы. Вам требуется сейчас вызов полиции, скорой, пожарной… — Да, требуется, и побыстрее, пожалуйста. — Какую службу вам необходимо сейчас вызвать? — Сколько времени… через сколько прибудет? — Вам какую службу требуется вызвать? — Да, на двоих. Неловкая пауза. Я сигнализирую Люсе, что она висит на телефоне уже полторы минуты — слишком долго для такого простого звонка, разговаривать дольше было бы подозрительно для насильника рядом. — Вы меня слышите, девушка? — Да, да, я вас слышу. — Какую службу вам вызвать? Полицию? — Спасибо, извините, пожалуйста. Намеков было предостаточно, но диспетчер так и не спросила адрес. Отвечать что-то, кроме «да/нет» и стандартных фраз, Люся не могла: агрессор сидит рядом с ней. Предположим, насильник понял, что Люся не сказала курьеру, куда ехать. Наорал на нее, заставив заказывать пиццу еще раз. Второй звонок в 112 длился полторы минуты, без результата — его просто сбросили на той стороне. Наш злой мужик здесь теряет терпение, ведь на 68-й минуте Перишич сравнивает счет с англичанами, потом начинается добавленное время — а у него еще нет пиццы, потому что «эта тупая баба не может справиться с телефонной трубкой». Она трясется и набирает какой-то длинный номер — мол, другая пиццерия. На самом деле — городской номер ближайшего участкового пункта полиции по Тверскому району, который она быстро нагуглила. Ждет еще две минуты — никакой реакции: наверное, все уже ушли. Люся возвращается к «пиццерии 112». — 112, Москва, оператор 334, здравствуйте. — Здравствуйте, я хотела бы заказать пиццу. — Что вы хотели бы? — Я хотела бы заказать пиццу. — Дело в том, что мы принимаем экстренные вызовы. — Да, я понимаю. Можно две пиццы «Пепперони», мне и моему парню, на двоих. Мужчина рядом чувствует, что все повторяется, и опять возникли какие-то проблемы. Ребич получает «желтую карточку». По сценарию, насильник тут якобы кидает стакан об пол и уходит в сортир. На самом деле Люся подает знак, и я сильно ударяю ногой по столешнице, чтобы диспетчер услышала странный грохот. Она не обращает на это никакого внимания, но Люся продолжает встревоженнее. — Алло... — Девушка, мы экстренная служба, мы передаем экстренные вызовы, а пиццу мы не привозим. — Я понимаю, я понимаю. Но можно… колу еще литровую. — Что?! — Я понимаю! Просто можно пиццу заказать и колу мне и моему парню. Два. Два. — Девушка, если вам не требуются никакие экстренные службы, давайте тогда позвоните, пожалуйста, в пиццерию. Люся подает еще один знак, я кричу «***(почему) так долго?!» на заднем плане, но диспетчер просто бросает трубку. Насильник в бешенстве. Он может выволочь Люсю с дивана, а дальше, например, начать срезать волосы вместе с кожей или бить головой о стену — как Алексей Гостев избивал бывшую жену Ларису Нефедову в Липецкой области. Но вместо этого он «дает Люсе еще один шанс». Последний вызов — и самый длинный, две минуты — приносит плоды. Во время эксперимента мы не заметили, но оператор называет такой же порядковый номер, как и при первом звонке. Странно, что разговаривать женщина продолжает так, будто слышит Люсю впервые. — 112, Москва, оператор 570, здравствуйте. — Здравствуйте, я хотела бы заказать пиццу. — Что, еще раз? Повторите, пожалуйста. — Можно заказать пиццу, две пиццы «Пепперони». — Аа... вы позвонили в 112 города Москвы, мы вызываем на место экстренные службы, вам требуется вызов полиции? — Да. Да, мне нужно. Мне и моему парню, нам, на двоих. — ... — Две пиццы. — Послушайте меня внимательно, вы позвонили в 112, города Москвы, мы вызываем на место экстренные службы: пожарная, скорая, полиция… Вам требуется? — Да. Да. Я понимаю. И литровая кола. — Какую службу вам вызвать? Полицию или скорую? — О-оплата наличными, а… — Послушайте меня, что у вас случилось? Вам требуется вызов полиции? — Да, да, да. — Что у вас случилось? — Колобовский переулок, дом 4, квартира 4а (адрес изменен. — Прим. ред.). — Телефон контактный свой продиктуйте. — Вот… вот с которого звоню. — Номер телефона, скажите, пожалуйста. Люся снова подает знак — я снова выкрикиваю: «*** (чего) так долго?!» — совсем рядом, буквально у нее над трубкой. — Я, я... вот... — Вы меня слышите, девушка? — Да, я вас слышу, Колобовский переулок, дом 4, квартира 4а. Номер, с которого звоню. — Еще раз, какой переулок? — Колобовский переулок, дом 4, квартира 4а. — Колобковский? — Колобовский. Своеобразная победа. Теперь, с точки зрения службы спасения, картина выглядит так: три странных вызова с одного номера в течение часа, перепуганная девушка бормочет про пиццу и парня, на заднем плане кричат и что-то разбивают, девушка успевает продиктовать адрес. Манджукич забивает победный гол хорватов. Люся заканчивает разговор. — Алло? — Дом 4? — Да, квартира 4а. — Какая служба вам требуется, полиция? — Да. — А что у вас случилось? — Все, спасибо, спасибо. Я жду очень. — Послушайте, послушайте меня... Теперь остается только ждать. Допущений было предостаточно. Мы в центре Москвы, полиции здесь всегда много, тем более во время плей-офф чемпионата мира. По иронии в нескольких метрах от нашего дома — Петровка, 38, главное управление МВД РФ. Под нашим «стеклянным куполом» теплый летний вечер, и он, кажется, безумно далек от той России, в которой полиция прямо отказывается приезжать к Яне Савчук из Орла, даже когда она умоляет об этом диспетчера: через 40 минут после звонка Андрей Бочков забьет Яну до смерти, на глазах у прохожих. Но мы на Цветном бульваре, и здесь безопасно. Из окна я слежу, как мимо проезжают патрульные машины: четыре штуки за полтора часа — все сворачивают за угол. Никто не приезжает и через два часа, и даже к утру, на телефон не перезванивают. Люся уходит спать, цела и невредима, потому что с ней сегодня ничего не произошло. куда звонить за помощью, кроме полиции: - ЦЕНТР «АННА»: 8–800–7000–600 - ЦЕНТР «СЕСТРЫ»: +7 (499) 901−02−01 - КРИЗИСНЫЙ ЦЕНТР ИНГО, СПб: +7 (812) 327−30−00 - КРИЗИСНЫЙ ЦЕНТР «СПАСЕНИЕ» (ХИМКИ): +7 (495) 572–56–20 - КАРТА КРИЗИСНЫХ ЦЕНТРОВ В ДРУГИХ РЕГИОНАХ: http://www.anna-center.ru/index.php/ru/kuda-obratitsya источник: the-village.ru/village/city/experiment/319043-zakaz-pitstsy-v-112?utm_source=twitter.com&utm_medium=social&utm_campaign=my-reshili-povtorit-amerikanskuyu-sotsial #кейлирейарт_статьи #кейлирейарт_насилие #кейлирейарт_помощь


530 просмотров 45 ссылок  36 комментариев
Читать во вконтакте


 

Группы ВК

Популярное